Булат Окуджава: Кавалергарда век недолог

***

Кавалергарда век недолог, и потому так сладок он.
Труба трубит, откинут полог, и где-то слышен сабель звон.
Еще рокочет голос трубный, но командир уже в седле.
Не обещайте деве юной любови вечной на земле.

Напрасно мирные забавы продлить пытаетесь, смеясь.
Не раздобыть надежной славы, покуда кровь не пролилась.
И, как ни сладок мир подлунный, лежит тревога на челе.
Не обещайте деве юной любови вечной на земле.

Течет шампанское рекою, и взор туманится слегка.
И все как-будто под рукою, и все как-будто на века.
Крест деревянный иль чугунный назначен нам в грядущей мгле.
Не обещайте деве юной любови вечной на земле.

***

Cavalier Garde, your days are shorter, and hence, the sweeter your reward.
The trumpet calls, the curtain’s opened, and distant swords are clearly heard.
The voice of trumpets is still fading, yet the commander’s on the horse.
Don’t ever promise a young maiden an everlasting love on earth.

In vain your innocent amusement, naively, you make last a while.
Until the battlefield consumes you, your quest for glory is futile.
And sweet as moonlight ever may be, there’s still a worry for the worse.
Don’t ever promise a young maiden an everlasting love on earth.

Champagne is flowing like a river, your vision’s pleasantly obscured.
And all appears to be forever, and all appears to be assured.
If cast or wooden, fate has made it for our share to be a cross.
Don’t ever promise a young maiden an everlasting love on earth.

Bulat Okudzhava, Translated for my husband Nikolay, January 2011

Advertisements
Posted in poetry translation | Leave a comment

Евгений Евтушенко: Со мною вот что происходит

***
Б. Ахмадулиной

Со мною вот что происходит:
ко мне мой старый друг не ходит,
а ходят в праздной суете
разнообразные не те.

И он
не с теми ходит где-то
и тоже понимает это,
и наш раздор необъясним,
и оба мучаемся с ним.

Со мною вот что происходит:
совсем не та ко мне приходит,
мне руки на плечи кладет
и у другой меня крадет.

А той—
скажите, бога ради,
кому на плечи руки класть?
Та,
у которой я украден,
в отместку тоже станет красть.

Не сразу этим же ответит,
а будет жить с собой в борьбе
и неосознанно наметит
кого-то дальнего себе.

О, сколько нервных
и недужных,
ненужных связей,
дружб ненужных!
Во мне уже осатаненность!
О, кто-нибудь,
приди,
нарушь
чужих людей
соединненость
и разобщенность
близких душ!

***

(Dedicated to B. Akhmadulina)

Here is the story of my grievance:
I miss my dear old friend’s visits,
In pointless vanity, I get
A strange variety instead.

And he
somewhere roams with strangers,
And I am sure he understands this,
And our discord we can’t explain,
We both continue with this pain.

Here is the story of my grievance:
She’s not the one I want to be with,
Onto my chest she puts her hands
And from the other one kidnaps.

And to that other one –
somebody,
Please tell whose chest to put hands on!
She,
one from whom I have been stolen,
Will go on stealing in return.

She won’t be prompt in her responses,
She’ll live in struggle for a while,
And vaguely pick in her subconscious
A distant stranger to beguile.

Oh, count all ailing,
discontented,
Unneeded ties,
friends unintended!
God knows I am exasperated!
Oh, someone please,
arrive,
disrupt
The long unitedness
of strangers
And closest souls’
long break-up!

*** I am deeply indebted to Vera Mann for offering some of the lines in this translation.

Translated January 2011

Posted in poetry translation | 2 Comments

Булат Окуджава: Девочка плачет

***

Девочка плачет: шарик улетел.
Ее утешают, а шарик летит.

Девушка плачет: жениха все нет.
Ее утешают, а шарик летит.

Женщина плачет: муж ушел к другой.
Ее утешают, а шарик летит.

Плачет старушка: мало пожила…
А шарик вернулся, а он голубой.

***

Little girl is crying: her balloon is gone.
They try to console her, on flies the balloon.

Young girl is crying: suitor’s not in sight.
They try to console her, on flies the balloon.

Woman is crying: he has someone else.
They try to console her, on flies the balloon.

Granny is crying: life turned out too short…
The balloon returned and it is color blue.

Bulat Okudzhava,
Translated New Year’s Eve 2010

Posted in poetry translation | Leave a comment

Марина Цветаева: Мне Нравится

***

Мне нравится, что Вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не Вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.
Мне нравится, что можно быть смешной
Распущенной-и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами.

Мне нравится еще, что Вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я не Вас целую.
Что имя нежное мое, мой нежный, не
Упоминаете ни днем ни ночью — всуе…
Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами: аллилуйя!

Спасибо Вам и сердцем и рукой
За то, что Вы меня — не зная сами! —
Так любите: за мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами,
За наши не-гулянья под луной,
За солнце не у нас на головами,
За то, что Вы больны — увы! — не мной,
За то, что я больна — увы! — не Вами.

***

It pleases me that I am not your hurt,
It pleases me that you are not my illness,
That as we step upon the heavy Earth,
Its solidness shall never drift beneath us.
It pleases me that I don’t have to flirt,
That I can be relaxed and wordplay-needless,
In suffocating blush not feeling stirred
By accidental touch or random glimpses.

It pleases me as well that when we meet,
You would embrace another one serenely,
That you don’t fantasize of Hellish heat
Consuming me for kissing someone keenly,
That my sweet name will not emerge, my sweet,
From your fine lips – in vain! – come day or evening,
And in a silent temple, brightly lit,
We’ll never wed to Hallelujah singing.

And from my heart and hand, my thanking word,
For you – without knowledge to admit this! –
So fancy me: for sleep so undisturbed,
For rareness of dates in twilight dimness,
For walking-not across a moonlit court,
For rising sun we do not ever witness,
For fact that I – alas! – am not your hurt,
For fact that you – alas! – are not my illness.

Posted in poetry translation | 3 Comments

Булат Окуджава: Когда внезапно возникает…

Б. Ахмадулиной

Когда внезапно возникает
Еще неясный голос труб,
Слова, как ястребы ночные,
Срываются с горячих губ,
Мелодия, как дождь случайный,
Гремит; и бродит меж людьми
Надежды маленький оркестрик
Под управлением любви.

В года разлук, в года сражений,
Когда свинцовые дожди
Лупили так по нашим спинам,
Что снисхождения не жди,
И командиры все охрипли…
Тогда командовал людьми
Надежды маленький оркестрик
Под управлением любви.

Кларнет пробит, труба помята,
Фагот, как старый посох, стерт,
На барабане швы разлезлись…
Но кларнетист красив как черт!
Флейтист, как юный князь, изящен…
И вечно в сговоре с людьми
Надежды маленький оркестрик
Под управлением любви.

***
(Dedicated to B. Akhmadulina)

When voice of sudden distant trumpets
Still only barely exists, –
The words are taking off like falcons
And flying from your feverish lips,
A tune resounds like random thunder,
And people hear now and then
The little orchestra of hope
With love at the conductor stand

Through all those years of separation,
Through battlefields, where bullet rains
Were hitting on our backs so harshly
That dreams of mercy were in vain
And all commanders lost their voices…
It would assume its own command,
The little orchestra of hope
With love at the conductor stand

The clarinet is badly damaged,
The drum is splitting at its seams,
Bassoon is smashed, and trumpet’s faded
But flautist’s graceful as a prince!
And hot as hell is trumpet player,
And we shall always have as friend
The little orchestra of hope
With love at the conductor stand

Bulat Okudzhava,
Translated for Nur and Vahap Uysal 2010

Posted in poetry translation | 1 Comment

Анна Ахматова: Они летят, они еще в дороге…

***

М. Лозинскому

Они летят, они еще в дороге,
Слова освобожденья и любви,
А я уже в предпесенной тревоге,
И холоднее льда уста мои.

Но скоро там, где жидкие березы,
Прильнувши к окнам, сухо шелестят, –
Венцом червонным заплетутся розы,
И голоса незримых прозвучат.

А дальше – свет невыносимо щедрый,
Как красное горячее вино…
Уже душистым, раскаленным ветром
Сознание мое опалено.

***

(Dedicated to M. Lozinsky)

They’re on the way, they didn’t yet appear
The words of liberation and delight,
And yet my lips are icy-cold with fear
And angst that only verses can unwind

But very soon, where wispy branches rustle
So dryly now clinging to the wall,
There will be roses braiding scarlet garlands
And voices of invisible will call

And then – the light, unbearably abundant,
Will overwhelm like warmest reddest wine…
The breath of wind is burning hot and fragrant,
Its fire has already touched my mind.

Anna Akhmatova, Translated December 2010

Posted in poetry translation | 1 Comment

Анна Ахматова

***

Муза ушла по дороге,
Осенней, узкой, крутой,
И были смуглые ноги
Обрызганы крупной росой.

Я долго ее просила
Зимы со мной подождать,
Но сказала: «Ведь здесь могила,
Как ты можешь еще дышать?»

Я голубку ей дать хотела,
Ту, что всех в голубятне белей,
Но птица сама полетела
За стройной гостьей моей.

Я, глядя ей вслед, молчала,
Я любила ее одну,
А в небе заря стояла,
Как ворота в ее страну.

Анна Ахматова

***

Muse went away in autumn
A steep tiny pathway she knew
Her suntan ankles were moistened
By generous morning dew

I begged her to stay a bit longer
Together for winter we’d wait
“But here is a grave,” she told me,
“How would you not suffocate?”

A dove that’s whiter than snow
I wanted to give her, my best,
The bird took off on its own
And followed my slender guest

I watched her depart in silence
She was my only friend
The sky was brightened by sunrise
Like gateway into her land

Anna Akhmatova, Translated December 2010

Posted in poetry translation | 2 Comments